Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /var/www/izhevsky/data/www/izhevsky.ru/engine/classes/mysqli.class.php on line 162 Автострахование в России.

 (голосов: 1)
   7 июля 2009 | Просмотров: 3037


Автострахование в России. Основные проблемы
История страхования в России
Досоветский период
Эпоха великих реформ Александра II (60-е – 70-е гг.), покончившая с крепостничеством и осуществившая долгожданный прорыв в сферу здоровых рыночных отношений в экономике страны, широко открыла двери частной инициативе и в страховом деле. Однако наряду с бесспорными плюсами — упрощением учредительской процедуры, избавлением частных компаний от мелочной регламентации, предоставлением им большей свободы действий, она высветила доселе неведомые проблемы — конкуренцию, дефицит квалифицированных кадров, юридическую сторону взаимоотношений страховщиков со страхователями.
Московское страховое от огня общество, образованное указом Александра II 5 мая 1858 года, первым столкнулось со сложностями работы в новых условиях. Учредителями его были текстильные фабриканты Лев Кноп и Алексей Хлудов, знаменитый книгоиздатель Козьма Солдатенков, купцы Логин Прен, Иван Жадимеровский и другие. Имея перед собой готовые образцы в лице компаний первой половины века, создатели Московского общества не стали вносить в его структуру и распорядок работы ничего принципиально нового. Так, полисные условия практически скопировали с устава 1-го Российского страхового от огня общества. Капитал в два миллиона рублей был поделен на 200-рублевые акции, которые, как и руководящие посты, распределили между собой учредители.
С малознакомым ранее явлением — конкуренцией — руководители Московского общества столкнулись довольно быстро. Часть страхового поля, включавшая в себя надежные в пожарном отношении объекты застрахования, была в значительной мере уже освоена 1-м, 2-м обществами и "Саламандрой". Перспективы страхования новых фабрик и их складских помещений были неясны. Компании пришлось невольно идти на заведомый риск при заключении договоров.
Кроме того, желая поскорее встать на ноги и привлечь к себе внимание потенциальных страхователей, руководители Московского общества пошли на заметное понижение тарифов премий. Поначалу это дало желаемый эффект, но ряд засушливых лет и вызванные ими опустошительные пожары в Казани в 1859 г., Москве и Санкт-Петербурге в 1861 – 1862 гг. поставило общество на грань краха. В 1862 году, при сборе премии в сумме 592 тыс. руб., обществу пришлось выплатить пострадавшим около 1,8 миллиона. На покрытие убытков ушел не только весь небольшой запасной капитал, но и часть основного. Обществу пришлось специальным дополнением к уставу уменьшать номинал своих акций до 100 рублей.
Неудачное начало вынудило его создателей признать, что без продуманной, строго научной организации дела ситуацию поправить вряд ли удастся. Было решено подыскать специалиста, досконально знакомого с тонкостями огневого страхования и способного предложить программу выхода из нелегкого положения. Такого специалиста Московское общество нашло в лице Иосифа Люкке, в прошлом директора Магдебургской страховой компании, приглашенного Л. Кнопом на должность управляющего делами.
Приступив к делу в апреле 1863 г., И. Люкке вскоре предложил работодателям ряд мер по стабилизации положения. На первое место им были поставлены грамотные актуарные расчеты, позволяющие найти оптимальное соотношение между размером страховой премии и среднестатистической вероятностью возгорания в разных регионах страны. Другой мерой, призванной повернуть дело к лучшему, явился отказ на время от приема рисков в перестрахование от русских обществ и переориентация на зарубежных партнеров. Крайне необходимым новый управляющий делами признал урегулирование отношений с конкурентами. Последнее было весьма актуально, так как пятилетие с 1867 по 1872 гг. оказалось весьма урожайным на новые компании: 2 из них появились в Санкт-Петербурге, по одной — в Варшаве и Нижнем Новгороде, и 3 общества — "Коммерческое", "Северное" и "Якорь" — в Москве.
Из трех упомянутых выше компаний наименее заметным оказалось Коммерческое страховое общество, открытое в 1870 г. при участии группы финансистов во главе с банкирами и железнодорожными деятелями Самуилом и Лазарем Поляковыми. Масштабы и результаты его работы позволили ему занять место лишь во второй десятке российских акционерных обществ, занимавшихся транспортным и огневым страхованиями.
Осторожная политика, проводимая И. Люкке, постепенно начала давать результаты. К началу 80-х гг. были восстановлены в прежних размерах (2 млн. и 700 тыс.) основной и запасной капиталы, за 4 миллиона перевалил резерв премий. Заключение в 1875 г. восемью компаниями тарифного синдиката позволило несколько снизить остроту конкуренции, и в 90-е годы Московское общество вступило как равноправный партнер обществ, занимавшихся огневым страхованием. Иосифа Люкке, умершего в 1898 г., сменил на посту управляющего делами его сын, Павел Люкке, продолжавший дело отца до 1915 г.
23 июня 1872 года открыло свои операции по страхованию жизни, транспортов от огня и несчастных случаев акционерное общество "Якорь". Учредили его банкирские и торговые дома "М. Вогау и К" и "И. Юнкер и К", основанные выходцами из Германии в начале XIX века. Руководители нового общества постарались избежать ошибки своих предшественников из Московского общества, сразу же сделав ставку на опытных специалистов страхового дела. В становлении и успешной работе "Якоря" важную роль сыграли Александр Шахт, автор ряда книг и пособий по теории и практике страхования, опытный организатор Феликс Отто, коммерции советник, гласный Московской городской думы Конрад Банза.
Обилие немецких фамилий в руководстве не только московских, но и большинства российских компаний побуждает более подробно коснуться вопроса, довольно болезненного для патриотического сознания наших соотечественников. И впрямь, процент выходцев из Германии и Австрии среди страховщиков России был весьма значительным. Списки служащих компаний буквально пестрят фамилиями типа Блументаль, Гартунг, Келлер, Генгерт, Паукер, Шипс, Фогт и др. Это, казалось бы, подтверждает известный тезис о "полной зависимости" российского предпринимательства от иностранного капитала, тем более что о "засилье немцев" в страховом деле писала и дореволюционная пресса.
Более внимательный анализ этого непростого явления позволяет, избежав крайностей в суждениях, отнестись к его оценке скорее положительно. Германия с ее многовековыми традициями страхования и разветвленной системой услуг подобного рода была своего рода кузницей кадров для стран, страховое дело в которых переживало период становления и развития. Приезжая в Россию и принимая ее подданство, немецкие страховщики вполне искренне и добросовестно отдавали свои знания и способности новой родине. Со временем они (и в особенности их дети) начинали даже подчеркивать свою "русскость", именуя себя по имени-отчеству в чисто русской манере: Иосиф Федорович Люкке, Феликс Карлович Отто, Роман Иванович Пенль, Артур Оттович Фогт. Доля же чисто немецкого капитала в финансах страховых компаний была незначительной и решающей роли не играла.
Последнее из рассматриваемых здесь страховых обществ появилось на свет несколько менее типичным для того времени образом. Учреждено оно было под названием "Северное общество страхования и складов товаров с выдачею варрантов". Со временем, столкнувшись с убыточностью складских и транспортных операций, основатели преобразовали его в "Северное страховое общество", всецело сосредоточившись на транспортном и огневом страховании. Главным учредителем и владельцем около трехсот паев общества был Василий Кокорев, один из пионеров предпринимательства в железнодорожном, нефтяном и строительном деле. В числе учредителей и первых директоров правления фигурировало немало и других весьма именитых персон: известные в деловом мире предприниматели Петр Губонин и Иван Алафузов, представители знаменитой купеческой и промышленной династии Тимофей и Викула Морозовы, уже знакомые по Московскому обществу К. Солдатенков и А. Хлудов.
В отличие от первых трех, разместивших свои резиденции на Лубянке, Северное общество предпочло обосноваться на Никольской улице — "Московском Сити", центре банковской деятельности Москвы. Солидная финансовая база и деловой авторитет учредителей позволили ему успешно преодолеть непростой начальный период и войти на равных в сообщество московских страховщиков.
География московских страховых компаний была достаточно широка и простиралась далеко за пределы Московской губернии. Их отделения и агентства были рассеяны не только по центральным регионам страны, но успешно работали в Прибалтике, Закавказье, Средней Азии, Сибири. Промышленные и финансовые связи московских "текстильных королей" с отдаленными районами, где приобреталось сырье либо сбывалась продукция, облегчали им, как представителям страховых компаний, установление необходимых контактов и для страховой деятельности.
Конец XIX столетия, когда в основном сложилась сеть российских акционерных компаний, был отмечен известной унификацией их деятельности. Большинство "огневых" обществ добавило к своим операциям страхование жизни, транспорта, ценностей, перевозимых по почте; общества, занимавшиеся чисто транспортным страхованием, ввели у себя огневое, и т. д. Расширение спектра услуг сослужило страховщикам добрую службу в кризисные 1900 – 1903 и 1905 – 1907 годы. Многочисленные крахи и разорения, уличные беспорядки, погромы и поджоги резко осложнили их деятельность. Биржевая котировка большинства акций резко упала до номинала и ниже, и руководству компаний пришлось приложить максимум усилий, чтобы остаться на плаву. В этих условиях главным средством борьбы с потерями явилось покрытие убытков от одних типов операций за счет прибыли от других.
Период стабильности и устойчивого промышленного роста в предвоенные годы оказался для российских страховщиков последним периодом благополучия и успехов. Московские компании в это время уверенно занимают место в первой десятке крупнейших. Примерно к 1910 г. "Якорь", Московское и Северное общества восстановили утраченный за кризисные годы запасной капитал и прежние резервы премий. Успехам двух последних в немалой степени способствовало строительство и коммерческое использование двух роскошных зданий на Старой площади, в советское время вошедших в комплекс помещений, занимаемых ЦК КПСС. На долю Московского и Северного обществ в этот период приходится немало договоров о страховании, заключенных с "богоугодными" заведениями — Московским обществом покровительства над несовершеннолетними и беспризорными, Обществом попечительства о слепых, приютами для бездомных и др. Организации эти с их крайне ограниченным бюджетом не могли представлять большого коммерческого интереса для страховщиков, и договоры с ними были фактически актами благотворительности, формой материальной поддержки.
Не меньшей популярностью московские компании пользовались и у весьма именитых клиентов. В списке держателей их полисов встречаются фамилии Голицыных, Родзянко, Хитрово, Лобановых-Росовских. Из объектов недвижимости, застрахованных Московским обществом, заслуживают быть упомянутыми усадьба А. Блока в Шахматово, здание ресторана "Прага" на Арбатской площади, усадьба А. Рейнбота (ныне музей "Горки Ленинские").
В период с 1914 по 1917 гг. информация о работе московских компаний по вполне понятным причинам начинает исчезать из печати. Увеличение объемов страхования не могло компенсировать потерь военного времени. Не от легкой жизни, видимо, ввело руководство "Якоря" в свой состав скандально знаменитого банкира Дмитрия Рубинштейна, известного "специалиста" по операциям с сомнительными ценными бумагами. После же октября 1917 г. даже такие способы продолжать свою деятельность оказались исчерпанными, и страховые компании Москвы вместе с их конкурентами вскоре постигла общая печальная участь всех частных предприятий России.
Советский период
Первые мероприятия советской власти в области организации страхования характеризуются восприятием определенных традиций предреволюционной практики. В этих и в дальнейших мероприятиях отразилось немало проблем, характерных и для современного состояния страхового рынка.
Из литературных источников известно, что толчком к разработке и принятию декрета Правительства (Совнаркома) Российской Федерации от 6 октября 1921 г. "О государственном имущественном страховании" послужило письмо В. И. Ленину от крестьян Весьегонского уезда Тверской губернии. До сих пор главный акцент исследователями делался на самом факте получения письма в начале 1921 г. и его адресате. Нам представляется важным подчеркнуть, что в письме говорится о возобновлении страхования от огня и об организации нового вида страхования — скота от падежа.
Тверская губерния относилась к тем территориальным единицам, где земское страхование проводилось в течение длительного времени и было весьма эффективным. Поэтому желание крестьян восстановить прежнее страхование было закономерным. Конечно, названным декретом не просто воссоздавалось прежнее страхование, но расширялась его сфера, и менялись некоторые условия. Обязательным окладным страхованием на селе с конца 1921 г. охватывались строения, скот, посевы. При этом строения от пожаров должны были страховаться везде (если позволяли организационные и технические возможности), а скот от падежа и посевы от градобития — только в тех губерниях, где было соответствующее решение местных органов власти. Таким образом, в законодательстве 20-х годов отражалось предреволюционное состояние страхования. Ведь земское страхование почти во всех губерниях России охватывало принадлежащие крестьянам строения. Страхование животных проводилось небольшим числом земств, а страхования посевов практически не было. Наконец, следует отметить, что название страхования — обязательное окладное — также земского происхождения: "окладом" называлась сумма, в которой страховались крестьянские строения.
В декрете от 6 октября 1921 г. не было прямого указания о государственной страховой монополии. Монопольное право Госстраха было записано позднее, в Положении о Народном Комиссариате финансов СССР от 12 ноября 1923 г., а также в постановлении Совнаркома СССР от 11 ноября 1924 г.
До принятия названных решений были сильны тенденции создания ведомственных (отраслевых) систем страхования. Так, Народный комиссариат земледелия стремился организовать самостоятельное страхование скота и посевов, Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ) — всех фабрик и заводов, Народный комиссариат внешней торговли — всех импортных и экспортных грузов. Создавались даже проекты, предусматривающие сохранение за Госстрахом монополии только в области обязательного окладного страхования от огня недвижимости в сельских местностях и мелких городах. По прочим отраслям страхования, не подлежащим монополизации, наряду с государственным страхованием предлагалась организация взаимных страховых объединений. Характерно, что нынешняя ведомственная активность в создании собственного страхования (кэптивных компаний) вполне сопоставима с практикой 20-х годов. Но в тот период число ведомств (наркоматов) было неизмеримо меньше.
В соответствии с декретом от 6 октября предусматривалось параллельно с государственным развитие кооперативного взаимного страхования. Кооперативным организациям предоставлялось право вместо обязательного государственного страхования проводить взаимное страхование собственного имущества от стихийных бедствий с правом самостоятельно устанавливать формы, виды страхования, тарифы. Кооперативы, не застраховавшие свое имущество во взаимном кооперативном страховом союзе, обязаны были страховать его в Госстрахе.
В Российской Федерации, а затем и в СССР страхование осуществлялось тремя мощными кооперативными организациями: Страховой секцией Центросоюза, Всероссийским кооперативным страховым союзом (Коопстрахсоюзом), Всеукраинским кооперативным страховым союзом (Укркоопстрахом). Первые две действовали на всей территории СССР (кроме Украины), при этом секция Центросоюза страховала имущество потребительской кооперации, а Коопстрахсоюз — других видов кооперации (сельскохозяйственной, промысловой, жилищно-строительной и др.). Укркоопстрах страховал имущество всех кооперативных организаций Украины. Ликвидация взаимного кооперативного страхования произошла в 30-х годах.
Обращаясь к истокам демонополизации страхового дела в конце 80-х годов, надо отметить, что первый прорыв также был связан с кооперативным страхованием. Законом "О кооперации", принятым Верховным Советом СССР 26 мая 1988 г., предусматривалось, что кооперативы могут страховать свое имущество и имущественные интересы в органах государственного страхования, создавать свои кооперативные страховые учреждения, определять условия, порядок и виды страхования. По своему содержанию эта законодательная норма очень близка к соответствующим решениям 20-х годов. Речь, по существу, шла о страховании кооперативными организациями имущественных интересов в рамках кооперативной системы. Однако уже с самого начала кооперативные организации не ограничивались сферой, определенной законом, и стали проводить различные операции по имущественному и личному страхованию.
Законодательное введение личного страхования относится к середине 1922 г., однако практическое заключение договоров началось с конца 1923 г., когда в результате денежной реформы была обеспечена стабильность валюты. Следует, кстати, отметить, что в этой реформе также был учтен дореволюционный опыт. Червонец, введенный в ходе денежной реформы 1922 – 1924 гг. и рассматриваемый до сих пор как образец твердой советской валюты, по своему золотому содержанию был приравнен к 10-рублевой золотой монете 1897 г. Утверждение монополии Госстраха завершилось с утверждением 18 сентября 1925 г. законодательным путем Положения о государственном страховании СССР. Но еще сохранялось взаимное кооперативное страхование.
Однако уже вскоре после закрепления монополии Госстраха стало очевидно, что она не всегда позволяла эффективно решать вопросы страховой защиты интересов нашей страны. Начался, может быть, малозаметный, медленный и, тем не менее, явный процесс демонополизации страхового дела. Относится это к страхованию экспортно-импортных грузов. Стимулировало процесс существовавшее недоверие ряда западных стран к нашей государственной монополии. Для укрепления доверия к советскому страхованию и более оперативного заключения договоров Госстрахом при участии Наркомвнешторга и Центросоюза в Лондоне в 1925 г. было создано Черноморско-Балтийское генеральное страховое общество ("Блекбалси"), а в 1927 г. в Германии (Гамбург) создается Черноморско-Балтийское транспортное страховое общество ("Софаг"). "Блекбалси" и "Софаг" страховали импорт СССР из ведущих западноевропейских государств и Америки; Госстрах страховал весь экспорт, а также часть импорта, преимущественно из приграничных стран. Последующее расширение внешнеэкономических связей обусловило создание в 1947 г. Управления иностранного страхования СССР (Ингосстрах) на базе прежнего Управления иностранных операций (УИНО) Госстраха СССР.
Два советских страховщика были "избавлены" от взаимной конкуренции разделением сфер деятельности. В этих условиях понятие "государственное страхование" стало отражать иное, чем прежде, содержание — сферу деятельности внутри страны. От него отпочковалось понятие "иностранное страхование", т. е. вне пределов страны. С точки зрения правовой, обе эти сферы оставались государственными. Лишь в 1973 г. Ингосстрах стал первым в СССР акционерным страховым обществом.
Двойное солирование Госстраха и Ингосстраха продолжалось более сорока лет. Их бесконкурентная деятельность была далеко не беспроблемной. Давление бюджета на Госстрах, валютного плана на Ингосстрах, инструкций Министерства финансов СССР и некоторых других ведомств на обоих страховщиков оставляло им слишком мало возможностей для проявления инициативы и поиска нестандартных решений. Это нисколько не отрицает успехов, достигнутых в развитии страхового дела, но они, несомненно, скромнее, чем могли бы быть. Поэтому с демонополизацией и либерализацией страхового дела с конца 80-х годов прежние монополисты, конечно, утратили свои права на спокойную жизнь, но гораздо больше приобрели в системе рыночных стимулов и свободы.
Новое время выдвигает, как известно, новые идеи, причем нередко прямо противоположные только что господствовавшим. Если менее 15 лет назад отказ от государственного страхования считался недопустимым, то в настоящее время нередко, напротив, ставится под сомнение необходимость сохранения в какой-либо форме государственного воздействия на развитие страхования. Такую российскую приверженность к крайностям приходилось и приходится наблюдать неоднократно.


Скачать бесплатно avtostraxovanievrossii.rar [34,31 Kb] (cкачиваний: 23)



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Другие новости по теме:
Информация:
Сайт поддержки новостного движка DataLife Engine. Модули и шаблоны (скины) для DataLife Engine.
Навигация
Авторизация
Наш опрос
Спонсоры
Архив курсовых и дипломных работ