Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /var/www/izhevsky/data/www/izhevsky.ru/engine/classes/mysqli.class.php on line 162 Дворянство в Англии и Франции.

 (голосов: 3)
   6 июня 2007 | Просмотров: 5948


Оглавление

Введение……………………………………………………………………….3
1. Образ эпохи (процессы эпохи). Социально-политическое развитие,
формирование абсолютизма………………………………………………4
2. Эволюция в Англии (сравнение нового и старого дворянства)………...6
3. Эволюция во Франции (какие социальные группы стали появляться).13
4. Сравнительный анализ становления абсолютизма в Англии
и Франции…………………………………………………………………24
Заключение…………………………………………………………………..26
Список литературы………………………………………………………….29

Введение

За последние десятилетия положение в зарубежной историографии резко изменилось. Повысился интерес ко всем сторонам истории ХVI-ХVIII вв., в особенности экономической и социальной. Появилось много новых работ широкого, обобщающего характера, появились и новые теории, пытающиеся систематизировать накопленные знания, расположить их в некую цельную картину, включающую большинство стран Европы, вскрыть основные закономерности, обусловившие общность (или хотя бы сходство) протекавших в них процессов. В этих теориях ХVII век предстает как нечто своеобразное, как век острейших противоречий, век экономического, социального и политического кризиса. Он получил, наконец, свой эпитет, он стал веком ''всеобщего кризиса'' и ''всеобщей революции''.
Абсолютизм – форма правления, при которой монарху принадлежит неограниченная верховная власть.
Важность проблем, исследуемых в данной работе, всегда остается актуальной.
В работе предполагается рассмотреть процесс эволюции дворянского сословия в Западно-Европейских обществах XVI-XVIII вв.
Объект исследования – дворянское сословие в XVI-XVIII вв.
Предмет исследования – особенности эволюции дворянского сословия в XVI-XVIII вв.
Цель исследования – изучить особенности эволюции дворянского сословия в XVI-XVIII вв.
Для реализации этой цели необходимо решить следующие задачи:
- рассмотреть образ эпохи (социально-политическое развитие, формирование абсолютизма);
- рассмотреть особенности эволюции в Англии и во Франции;
- проанализировать особенности эволюции в Англии и во Франции.

1. Образ эпохи (процессы эпохи). Социально-политическое развитие, формирование абсолютизма

Развитие капитализма, вызванные им перемены в социальной структуре общества, расцвет абсолютизма – это основа всей истории западноевропейских стран в начале капиталистической эры.
В ту пору отчетливо обрисовались все главные особенности, свойственные каждой из стран, двигавшихся по направлению к буржуазному строю. Начала складываться новая ''иерархия'' европейских держав, характерная именно для эпохи мануфактурного капитализма и ранних буржуазных революций.
В это же время Франция заняла свое особое место в Европе. Из страны классического феодализма она развилась в страну не менее классического абсолютизма. Именно потому, что между этими стадиями существовала теснейшая органическая связь, для Франции была закрыта возможность стать страной классического капитализма. Такая судьба была предназначена Англии. На долю Франции выпала самая длительная подготовка к самой радикальной и также классической буржуазно-демократической революции.
Узловым периодом, в течение которого определились перспектива именно такой судьбы Франции, давшей ей в XVII веке политическую гегемонию в Европе, а в XVIII веке сделавшей ее центром Просвещения, была первая треть XVII века. До этого времени новые начала в экономике, социальной структуре, политике, культуре при всей своей значимости не обладали еще достаточной прочностью. Во многих странах ранний капитализм оказался явлением хрупким и недолговечным. Уже в середине XVI века он значительно увял в Италии, был сломлен в Германии и подкошен в Испании. В самой Франции половины XVI века оказала на его развитие безусловно вредное влияние; мирный период правления Генриха IV был слишком коротким, а за ним последовали новые гражданские войны. Словом, в 1610 году для Франции не были еще закрыты пути, могущие привести к длительному застою, а может быть, и упадку в развитии капитализма.
Положение осложнялось еще и тем, что не была исчерпана сила главного в ту пору политического врага абсолютизма – феодальной знати. Хотя ее ряды и поредели в междоусобных войнах второй половины XVI века, она представляла собой значительную по своему политическому весу группу и активно боролась, отстаивая реакционную программу децентрализации и консервации прежних порядков, мешавших развитию буржуазных элементов. Личные качества неспособного к самостоятельному правлению Людовика ХIII внушали знати большие надежды на подчинение короля своему влиянию. Тогда она направляла бы политику по нужному для себя руслу. Французские принцы крови, герцоги и пэры еще могли рассчитывать на завоевание при дворе и в стране позиций, составлявших основу мощи испанской феодальной аристократии. А это отразилось бы и на общем ходе развития страны.
К концу первой трети XVII века эти реакционные притязания, равно как и другие препятствия, преимущественно политического порядка, были преодолены. Прогрессивные силы Франции – буржуазия и народные массы – сыграли при этом решающую роль, поддержав абсолютизм в его борьбе с феодальной знатью и сепаратистскими тенденциями. Они оказались в ту пору уже достаточно сильны для того, чтобы перевесить чашу весов в пользу экономического и политического прогресса.
Но это были глубинные процессы, течение и результаты которых далеко не полностью и не всегда были ясны. Наоборот, междоусобицы и войны с гугенотами создавали впечатление ''неблагополучия во французском королевстве'' и непрочности абсолютизма. Подобное впечатление было тем более весомым, что экономическое положение Франции продолжало оставаться неблестящим, а государственные финансы находились в плачевном состоянии. Буржуазия громко жаловалась и требовала усиления протекционизма; народ нищал, и угроза восстаний висела в воздухе. Правительство принимало некоторые меры, но они не приносили желаемых результатов, ибо все более и более расширявшаяся Тридцатилетняя война во многом парализовала его попытки.
Все эти явления экономического и политического порядка говорят о том, что нельзя рассматривать историю одной страны без учета международной обстановки. Перипетии политической борьбы, охватившей почти все страны в Европе, их социальная структура и главное относительно медленный темп развития капитализма привлекли за последние годы внимание многих историков. В современной зарубежной исторической науке получили широкое распространение теории ''всеобщего кризиса'' и ''всеобщей революции'' в XVII веке.

2. Эволюция в Англии (сравнение нового и старого дворянства)

Растущее недовольство экспроприируемых народных масс представляло в XVI веке настолько серьезную опасность для имущих классов, что совершенно понятным было стремление дворянства – и старого феодального, и нового, - равно как и буржуазии, добиться укрепления королевского правительства, дабы оно могло сдержать народное возмущение. Сильная королевская власть была необходима буржуазии и новым дворянам также и потому, что только она могла обеспечить дальнейшую централизацию страны, ликвидировать возможность рецидивов феодальной анархии, прекратить затянувшиеся баронские войны.
Только сильное королевское правительство могло упрочить положение Англии в Европе, способствовать захвату морских путей и иноземных рынков и обеспечить интересы английской внешней торговли (1).
Тенденции к установлению сильной королевской власти наметились уже в правление Эдуарда IV Йорка. Однако подлинным основателем абсолютной монархии в Англии явился захвативший престол после окончания войн Роз Генрих VII Тюдор.
Генрих VII (1485-1509), вступив на престол при поддержке новых дворян и буржуазии, а также широких кругов среднего феодального дворянства, начинает проводить типично абсолютистскую политику.
Генриху VII необходимо было прежде всего укрепить свое положение на престоле и возвысить значение королевской власти вообще. Крупное феодальное баронство, значительно потрепанное в эпоху войн Роз, еще не могло считаться окончательно разбитым. Непокорные бароны давали о себе знать непрекращавшимися беспорядками и неоднократными попытками восстаний.
Мятежи феодальной оппозиции, с которыми Генрих VII справился, имея поддержку новых дворян и буржуазии, были опасными не столько сами по себе, сколько в силу наличия в стране большого числа недовольных крестьян.
Ведя борьбу против мятежных баронов, Генрих VII добился утверждения в 1488 году билля о государственной измене, по которому было осуждено 8 тыс. человек, подозреваемых в мятеже. Конфискации их земель сильно обогатили казну. Генрих VII использовал самые разнообразные средства для получения денег и укрепления королевских финансов.
Ведя борьбу с баронами, король издал закон о запрещении феодальных свит, одетых в ливрею своего господина. Ливрейные свиты представляли собой готовые войска для феодальных войн и усобиц. Свиты были распущены, и политическое могущество баронов понесло значительный ущерб.
Кроме этого, Генрих VII лишил баронов права держать артиллерию; вся она теперь сосредоточилась в руках короля, и бароны со своими мечами, копьями и отрядами стрелков из лука фактически оказались беспомощны перед королем (5).
В эту пору приобретает особое значение так называемая Звездная палата – высший королевский суд по делам о мятежах и политической измене. К этому суду по биллю об измене могли привлекаться даже самые высокопоставленные лица, признававшие только суд пэров.
Ущемление прав и привилегий старой феодальной знати, значительно пострадавшей в войнах Роз, шло одновременно с созданием новой знати из числа новых дворян. Король раздавал им титулы лордов, погибших в войне Роз или осужденных по биллю об измене.
В этот же период значительно укрепилась королевская администрация, были созданы советы по делам севера и по делам Уэльса, которые способствовали усилению королевского влияния в районах, до того слабо подчинявшихся центральному правительству. Парламент продолжал существовать, но по мере укрепления королевских финансов Генрих VII стремился все реже и реже прибегать к его помощи: за последние тринадцать лет правления этого государя парламент собирался всего два раза.
В области внешней политики английское правительство всеми силами стремилось избегать участия в войне и старательно проводило политику ''равновесия сил'' между Францией и Испанией.
С момента вступления Генриха VIII (1509-1547) на престол традиционными становятся поддержка Испании и участие в военных действиях против Франции.
Положение резко изменилось, когда после битвы при Павии (1525) укрепилось положение Испании и испанский король занял фактически господствующее положение на континенте. С этого момента ухудшились отношения Англии с Испанией, и Генрих VIII начал тяготеть к союзу с Францией.
Внутренняя политика английского правительства вплоть до 1530 года также возглавлялась кардиналом Уолси (1515-1530). Наиболее существенной чертой этого периода была политика дальнейшего укрепления позиций абсолютного государя, что нашло свое выражение в некоторой реорганизации внутреннего управления. Все большую роль приобретает королевский совет, члены которого назначались по выбору короля, главным образом из чиновников, а не из представителей феодальной знати.
Попытки кардинала Уолси увеличить налоги вызвали сильнейшее недовольство. Роскошный образ жизни, который он вел, был вызывающим и восстанавливал против него общественное мнение. Знать была недовольна Уолси потому, что он проводил политику укрепления абсолютизма, народ же ненавидел его за чрезмерное увеличение налогового бремени. Однако не народ и не представители феодальной знати определяли политику Генриха VIII. Решающее слово фактически принадлежало новому дворянству и буржуазии, а кардинал Уолси навлек на себя ненависть и этих кругов.
Положение Уолси осложнялось еще и потому, что во второй половине 20-х годов во внешней политике Англии произошел резкий поворот в сторону сближения с Францией, что было возможно только при условии разрыва с Испанией. Все это неизбежно должно было повлечь за собою и отказ от подчинения папе римскому в церковном отношении.
Разрыв с Римом был нужен королю прежде всего по чисто финансовым соображениям. Папские вымогательства тяжелым бременем ложились на народные массы, и это делало разрыв с Римом достаточно популярным. Закрытие монастырей и захват монастырских земель, явившиеся неизбежным следствием разрыва с Римом, были нужны и выгодны в первую очередь королю, новой знати и новым дворянам. Такова была основа антикатолической политики правительства Генриха VIII, нашедшего в бракоразводном процессе удобный предлог для того, чтобы произвести в Англии реформацию и захватить огромные церковные имущества в свои руки (2).
С 1532 года главную роль в управлении государством играл Томас Кромвель, человек, сделавший быструю карьеру самыми беззастенчивыми методами. Его политика была направлена на максимальное укрепление центральной власти. Т. Кромвель стал всемогущим правителем государства. Он ведал всеми финансовыми делами, распоряжался тремя печатями королевства, был главным королевским секретарем, имел большой штат чиновников и фактически руководил Тайным советом, который становится в это время высшим правительственным органом.
Уже в середине 40-х годов началось перераспределение захваченных земель, открывшее эпоху ожесточенных земельных спекуляций и перепродаж. Закрытие монастырей и усиление огораживаний, проводимых новыми владельцами, привели к вспышке серьезнейших народных восстаний в 1536-1537 и 1549 годах. Новое дворянство и буржуазия, все, кто нажился на секуляризации и огораживаниях, еще раз убедились в необходимости укрепления королевского абсолютизма. И, действительно, начиная с середины 30-х годов, абсолютная монархия вступает в пору своего расцвета.
Усиление королевского абсолютизма выразилось в том, что парламент принял ряд статусов, дававших короне исключительные права: в 1537 году прошел акт, по которому прокламации и указы короля приравнивались к законам, издаваемым парламентом.
В правление Генриха VIII стали ясны многие специфические черты английской абсолютной монархии. Если беспощадная борьба с феодальной знатью не представляла чего-то особенного по сравнению с другими европейскими государствами, то отношения королевской власти с парламентом, а именно сохранение сословного представительства и теснейший альянс с ним, в противоположность тому, что было во Франции, в высшей степени специфичны и объясняются собственно английской ситуацией. Столь же специфичны полное подчинение реформированной английской церкви абсолютному монарху, поглощение церкви государством и беззастенчивый грабеж церковных имуществ, нигде не проходивший в столь классических и неприкрытых формах.
Царствование Елизаветы I (1558-1603) стало кульминационным пунктом в развитии английского абсолютизма. В то время уже начали ощущаться первые симптомы назревавшего конфликта между абсолютной монархией, с одной стороны, и новым дворянством и буржуазией – с другой.
Сразу же после восшествия на престол Елизавета I и ее правительство еще раз изменили все английское церковное устройство. Была восстановлена англиканская церковь, т.е. независимая от Рима английская церковь, имевшая в качестве своего верховного главы английского короля.
Стремясь упорядочить церковные дела и ликвидировать тенденцию к республиканизации, елизаветинское правительство все время вело борьбу против сторонников углубления реформации.
Борьба с пуританами, характерная в общем для всего елизаветинского правления, приняла особенно жестокие формы в начале 90-х годов ХVI века и вылилась в ряд преследований, арестов и казней. Все свое царствование Елизавета I вела борьбу и с католиками.


Скачать бесплатно dvoryanstvovangliiifrancii.rar [26,7 Kb] (cкачиваний: 31)



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Другие новости по теме:
Информация:
Сайт поддержки новостного движка DataLife Engine. Модули и шаблоны (скины) для DataLife Engine.
Навигация
Авторизация
Наш опрос
Спонсоры
Архив курсовых и дипломных работ