Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /var/www/izhevsky/data/www/izhevsky.ru/engine/classes/mysqli.class.php on line 162 Задачи уголовное право.

 (голосов: 3)
   15 мая 2009 | Просмотров: 8798


Оглавление

Задача №1…………………………………………………………………...3
Задача №2…………………………………………………………………...7
Задача №3………………………………………………………………….11
Список литературы……………………………………………………….15

Задача №1

Шустин похитил со склада ТОО «Автолюбитель» пять новых покрышек для автомобиля «Волга».
После работы он перебросил автопокрышки через забор предприятия, где работал, а затем спрятал их в ближайшем кустарнике. Не имея транспорта для перевозки покрышек, он обратился к автолюбителю Лапину с просьбой перевезти похищенное к нему домой. Лапин был осведомлен, что автопокрышки похищены, и, тем не мене, выполнил просьбу Шустина.
Дать анализ роли каждого из названных в задаче лиц. Можно ли назвать Шустина и Лапина соучастниками описанного преступления?

Ответ:

Соучастием в преступлении признается «умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления». Выделяются две группы признаков соучастия:
а) объективные;
б) субъективные.
Соучастие прежде всего предполагает участие нескольких (двух и более) лиц в совершении преступления. При этом необходимо иметь в виду, что эти лица должны обладать признаками субъекта преступления: возрастом, с которого наступает уголовная ответственность и вменяемостью. В теории уголовного права, делая акцент на количественной характеристике этого признака, его относят к числу объективных признаков соучастия в преступлении.
Другим объективным признаком соучастия является «совместность участия» двух или более лиц в совершении преступления [5].
С позиции Уголовного кодекса участие лица в преступлении может означать только образ преступного поведения, выражающегося в двух его внешних, т.е. объективирующихся вовне, формах (действии или бездействии). Вместе с тем «совместность участия», как и деяние преступника-одиночки, представляет собой причиняющий фактор (причину негативных изменений в объекте, охраняемом законом). Объективный характер процесса причинения вполне очевиден и является еще одним свидетельством правомерности рассмотрения «совместимости участия» в плоскости объективной.
Именно с учетом этих моментов деяние, последствие и причинная связь между ними в рамках учения о составе преступления отнесены к объективной его стороне и рассматриваются как объективные признаки, несмотря на то, что характеристика преступного деяния включает субъективные признаки осознанности и волимости [1; 3].
Из сказанного следует, что характеристика деяния каждого соучастника и «совместимость участия» в целом в рассматриваемом аспекте в принципе аналогична характеристике деяния индивидуально действующего лица, т. е. «совместимость участия» как сумма деяний, как минимум, двух лиц целиком остается в плоскости объективной и представляет собой прежде всего объективный признак соучастия в преступлении, несмотря на своеобразие образа преступного поведения того или иного вида соучастника и факт соединения их деяний.
Совместимость участия в теории уголовного права рассматривается как своеобразный причиняющий фактор.
Причина предполагает не один изолированно действующий фактор, а определенную их совокупность. Роль и значение каждого причиняющего фактора в данной их совокупности различны. Одни (или один) выступают как причины, а другие – как условия действия причины. Последние тоже дифференцируются на необходимые и иные, соответствующие процессу причинения, условия. В этом состоит одно из проявлений их неравноценности.
Несколько иное положение возникает в случаях соучастия в преступлении, когда на месте, как минимум, двух из указанных факторов оказываются люди, обладающие сознанием и волей, а точнее, их преступное поведение. В уголовном законе оно предусмотрено как исполнение преступления, подстрекательство к его совершению, пособничество совершению преступления, организация и руководство совершением преступления.
Простого сопоставления приведенных видов поведения при соучастии в преступлении достаточно для обнаружения того, что все они и каждый из них в отдельности направлены на совершение преступления. Такую заданность в направленности поведения соучастников преступления в каждом конкретном случае дает заряд сознания и воли. Как правило, это происходит само собой, а в результате соглашения (сговора) между соучастниками преступления.
Наличие соглашения между соучастниками свидетельствует о возникновении объективной взаимосвязи между их поведением с элементами детерминации, взаимообусловленности на стороне каждого из них (по меньшей мере двух). Это и позволяет рассматривать их поведение как составляющие (слагаемые) единого комплекса причиняющих факторов, в чем и проявляется его своеобразие при соучастии в преступлении.
В теории уголовного права выделяется также третий объективный признак соучастия: участие двух и более лиц в совершении одного и того же преступления. Параметрами (признаками) единства преступления называются:
1) единство объекта преступления;
2) единство формы вины;
3) единство посягательства в его первооснове.
Однако тремя названными признаками не исчерпывается содержание понятия «соучастие в преступлении». Не менее важное значение для отграничения этой формы проявления преступного поведения от смежных форм индивидуально совершаемых преступлений имеют субъективные признаки соучастия преступления.
По прямому указанию УК РФ (ст. 32) соучастие в преступлении – умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении преступления.
«Умышленное совместное участие», исходя из содержания умысла в ст. 25, означает:
- во-первых, осознание каждым соучастником общественно опасного характера своего собственного поведения и общественно опасного хаенно опасного хаобственного поведения и общественно опасного характера поведения других соучастников (по меньшей мере одного из них) плюс осознание объективной взаимосвязи своего поведения с поведением других соучастников (по меньшей мере одного);
- во-вторых, предвидение преступного результата от соединенных усилий;
- в-третьих, желание или значительное допущение того, что результат будет достигнут именно путем сложения усилий всех соучастников или, по меньшей мере, усилий двух из них».
Организатором (ч. 3 ст. 33 УК РФ) признается лицо, организовавшее совершение преступления.
Согласно ч. 2 ст. 33 УК РФ исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление.
Подстрекателем признается лицо, склонившее к совершению преступления (ч. 4 ст. 33 УК РФ) [1; 4].
В рассматриваемом случае организатор, исполнитель и подстрекатель - Шустин.
Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления (ч. 5 ст. 33 УК РФ). В рассматриваемом случае – Лапин.
Пособнические действия не могут рассматриваться как исполнительские действия, если они не являлись согласно диспозиции статьи Особенной части УК РФ непосредственным совершением описанного в ней преступления, и нет основания считать их непосредственным участием в его совершении совместно с другими соисполнительскими действиями.
Таким образом, Шустин и Лапин не являются соучастниками преступления.

Задача №2

Меркулов и Наумов, проходя по улице 5-я Парковая, обнаружили сбитого неизвестной автомашиной гражданина Сидорова. Учитывая, что дело было ночью, попутного транспорта не было, телефонные аппараты не работали, Меркулов и Наумов вскрыли стоящую на обочине автомашину «Жигули», завели ее, а затем внесли в салон Сидорова и доставили его в больницу.
В тот момент, когда они ставили автомашину на прежнее место, их задержали работники милиции.
Проанализировать данную ситуацию и решить, подлежат ли Меркулов и Наумов уголовной ответственности за незаконное завладение автомобилем по ч. 2 ст. 166 УК РФ?
Имеются ли основания для оценки действий Меркулова и Наумова как совершенные в состоянии крайней необходимости?
Назвать условия правомерности действий лица в состоянии крайней необходимости?

Ответ:

Согласно ст. 39 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости [1; 4].
В теоретическом плане под крайней необходимостью следует понимать ситуацию, при которой устранение опасности, угрожающей личности, ее интересам, охраняемым законом интересам общества и государства, возможно только путем причинения меньшего вреда другим охраняемым законом общественным отношениям, если при этом не было допущено превышения ее пределов.
В правовом отношении действие, совершенное в состоянии крайней необходимости, является непреступным.
Относительно социального значения действий, совершенных в состоянии крайней необходимости, в литературе отмечается, что они не имеют общественной опасности. Но есть и другая точка зрения. При крайней необходимости происходит столкновение двух защищаемых законом отношений. Из них предпочтение отдается большему благу за счет причинения вреда меньшему благу. И этим вторым может оказаться жизнь лица, которое не связано с созданием угрозы.
Например, на большом водоеме опрокинулся катер с пассажирами, среди которых были дети. Из спасательных средств на борту был только один пробковый круг. Его схватил взрослый, не умеющий плавать. Для спасения детей этот круг был отнят у взрослого, и он утонул. В этом случае лишение жизни потерпевшего вряд ли может считаться общественно полезным. При крайней необходимости из двух зол избирается меньшее. Но и при жертве меньшего блага оно остается злом. Поскольку же она приносится для спасения большего блага, над которым нависла угроза действия в состоянии крайней необходимости как предпочтительные являются социально целесообразными [5].
Действия, связанные с устранением опасности охраняемым уголовным законом общественным отношениям, правомочны совершать все без исключения граждане. Для определенной категории лиц, например, для работников милиции, работников пожарной охраны и спасательных служб и др., выполнение действий по устранению опасности является правовой обязанностью, невыполнение которой влечет правовую ответственность.
Поскольку действия, связанные с устранением грозящей опасности, состоят в причинении вреда другим охраняемым законом общественным отношениям, они, как и необходимая оборона, имеют основания и признаки.
Основанием является непосредственная угроза личности, правом данного или иных лиц, законным интересам общества или государства. Угроза – это опасность для жизни, здоровья и т. п. Непосредственная угроза – это опасность без разрыва во времени, следующая за каким-то событием. Угроза личности предполагает опасность человеку. Источниками угрозы могут быть самые разнообразные события и явления. В их числе следует назвать стихийные и общественные бедствия:
1) землетрясения;
2) наводнение;
3) взрывы;
4) ураганы;
5) штормы;
6) засухи и т. д.
Состоян и т. д. Состоянодимости могут, кроме того, создать общественно опасные действия людей.
Угроза, создающая состояние крайней необходимости, может возникнуть для жизни, здоровья, собственности, интересов безопасности движения, сельского хозяйства, животного мира и т. д.
Преступление как источник опасности, создающий состояние крайней необходимости, может быть умышленным и неосторожным [2].
Крайняя необходимость исключает преступность деяния при наличии ряда признаков.
Первый признак выражается в причинении вреда охраняемым законом интересов. Вред в состоянии крайней необходимости, как правило, причиняется лицам, не связанным с созданием угрозы. Но он может быть причинен и тому, кто создал опасность.
Второй признак непреступности действий по устранению опасности составляет своевременность, т. е. совершение соответствующих действий в промежутке времени с момента возникновения угрозы до ее прекращения.
Третий признак непреступности действий по устранению опасности состоит в требовании, чтобы угроза общественным отношениям не могла быть устранена иначе, как путем причинения вреда другим правоохранительным интересам. Именно это обстоятельство делает оправданным причинение вреда иным благам. Если устранение опасности возможно без причинения такого вреда, то состояние крайней необходимости исключается.
Четвертый признак непреступности действий по устранению угрозы заключается в том, чтобы причиненный вред был по размеру меньшим, чем предотвращенный. Это условие вытекает из того фактического положения, что общественно целесообразными могут быть лишь такие действия в состоянии крайней необходимости, в результате которых посредством причинения меньшего вреда предотвращается вред более тяжкий.
Пятый признак непреступности действий в состоянии крайней необходимости состоит в требовании, чтобы они не превышали ее пределов.
Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный [4].
Из определения превышения пределов крайней необходимости вытекают следующие признаки:
а) причиненный вред должен быть больше предотвращенного;
б) причиненный вред может быть равным предотвращенному;
в) обстоятельства предотвращения вреда явно, т. е. заведомо для всех, не соответствовали угрожающей опасности, например, в случае, если причинение вреда не было единственным способом устранения опасности.
В данном случае Меркулов и Наумов не подлежат уголовной ответственности за незаконное завладение автомобилем, так как их действия были совершены в состоянии крайней необходимости.


Скачать бесплатно zadachiugolovnoepravo.rar [13,42 Kb] (cкачиваний: 38)



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Другие новости по теме:
Информация:
Сайт поддержки новостного движка DataLife Engine. Модули и шаблоны (скины) для DataLife Engine.
Навигация
Авторизация
Наш опрос
Спонсоры
Архив курсовых и дипломных работ